ЯКУПОВА М. ПОТОМКИ ЗНАТНОГО КАНТОНА - Республиканский центр народного творчества РБ
ЯКУПОВА М. ПОТОМКИ ЗНАТНОГО КАНТОНА

Заслуженный работник сельского хозяйства Республики Башкортостан Ирек Нигаматович Бикметов всегда был на виду — и в те годы, когда руководил хозяйством, крупным предприятием и теперь, работая в стенах сибайского вуза. В последние пять лет увлеченно занимался составлением генеалогического древа, в котором собрал сведения почти о 500 Бикметовых. Именно это, полагаем, и заинтересует читателей.

 

— Что движет людьми, когда они берутся за составление родословной, или точнее сказать — что становится толчком для этого?

 

— Еще в 1994 году, когда я работал председателем колхоза имени Салавата Баймакского района и одновременно являлся главой Нигаматовской сельской администрации (тогда проходил такой эксперимент), наряду с сабантуем решили провести праздник шежере-байрам. Для этого выбрали 13 династий, проживающих в трех деревнях. За основу взяли не только однофамильцев, но и других представителей родов, так называемых аралар, представлявших близких родственников.

 

Стали выяснять и поняли, что никто толком не знает, у кого какие и откуда корни. Тогда направили в г.Уфу в Центральный республиканский архив несколько человек для получения интересующей информации. Оказалось, что представители нескольких фамилий происходили от одного и того же предка, и никто об этом не знал.

 

Вдобавок учитель соседней Второиткуловской школы краевед Ибрагимов Давлетбай Сулейманович, к сожалению, ныне покойный, пригласил из Уфы историков — профессоров Ирека Акманова и Анвара Асфандиярова для встреч со школьниками и односельчанами как раз по разъяснению родословных — шежере. Во время такой встречи я и рассказал им историю моих предков, услышанную от покойного отца. А знал я совсем немного: только то, что прадеда звали Кужаахмет Бикметов и что он открыл первое медресе в деревне Халилово Абзелиловского района. Был там и учителем, и указным муллой, родом происходил из деревни Курманово Кунашакского района Челябинской области.

 

Вскоре Анвар Закирович Асфандияров прислал ксерокопию формулярного списка о службе и достоинствах начальника 3-го Башкирского кантона есаула Бикметова Давлетши Саитягафарова сына, составленный в 1842 году (ЦГИА Респ.Башкирский фонд И-2 оп 1 Дело 14637). Мой прадед, Кужаахмет Ясави (приставка Ясави давалась очень образованным людям того времени), являлся одним из 16 сыновей Давлетши Бикметова…

 

— Вы работали над составлением шежере целых пять лет. Что это была за работа и где: по городам и весям, по домам родственников, в архивах? Вы встречали при этом понимание?

 

— В первую очередь, я постарался встретиться с пожилыми родственниками, которые могли мне помочь. Таковых оказалось мало, многие дальше дедушек никого не знали. Оказалось, что старшие сознательно не рассказывали молодежи, кто их предки. Представьте, что творилось в тридцатых годах: узнай власти, что Бикметовы — потомки крупного царского администратора, всех бы в лучшем случае выслали в Сибирь.

 

Было много встреч, рассказов; скрупулезно отслеживал каждую ветвь родословной. Из скупых, отрывочных сведений за несколько лет вырисовалось шежере Бикметовых, пошедших от Кужаахмета Ясави и проживающих в Абзелиловском, Баймакском районах, г.Уфе и насчитывающих около 500 человек. С кем бы из родственников ни встречался, все тоже буквально загорались этим и старались помочь. Не помню ни одного, кто бы остался равнодушным к своей родословной.

 

— Представьте, пожалуйста, «внутренность» Вашего генеалогического древа: кто в нем, что в нем?

 

— Древо начинается с Саитягафара Бикметова, бывшего юртовым старшиной дер. Курманово Шадринского уезда Пермской губернии и жившего в 1759—1807 годах. Его сын Давлетша Бикметов был отцом Кужаахмета Ясави, его сын — Хибатулла, его сын — Нигаматулла, его сын — я, Ирек, мои сыновья — Азат и Тагир, сын Азата — Акегет.

 

Кроме того, в шежере представлены все дети, внуки и правнуки всех пятерых детей Кужаахмета Ясави. Башкиры раньше в шежере писали имена только мужского пола, я же написал всех потомков и женского пола.

 

Разумеется, Давлетша Бикметов был самым выдающимся нашим предком. В его формулярном списке написано, что «российской, татарской, арабской и персидской грамоте читать и писать умеет». Службу начинал казаком (как известно, во время кантонной системы управления башкиры были казачьего сословия и проходили службу), затем кантонным писарем, кантонным старшиной, начальником кантона. Имел воинское звание есаула и 9 благодарностей за эту службу. В 1831 году в С.-Петербурге присутствовал на аудиенции императора Николая I (Башкирская энциклопедия, 1, А-Б, стр. 468).

 

В деревне Курманово он построил каменную мечеть (аљ мєсет). Имел трех жен, 16 сыновей и 13 дочерей. Однажды задумал сосватать дочь Колой-кантона, про зверства которого знали все в округе. Однако, невеста по дороге сбежала, что сильно задело честь именитой семьи. Видимо, поэтому и возникла между ними вражда, и на основе этого была даже сложена башкир¬ская народная песня «Хєтирє». В ней поется о печальной истории девушки, которая не смогла ни к отцу вернуться, ни приехать к жениху.

 

— Ирек Нигаматович, говорят, Вы нашли даже потомков Давлетши. Когда и как это было?

 

— Если учесть, что только от одного сына Давлетши — Хужаахмета на юго-востоке Башкортостана проживает около 500 потомков, то на исторической родине, в нынешнем Кунашакском районе Челябинской области, от других 28 детей остались, как мы предполагали, тысячи потомков. Поэтому в феврале 2007 года наш двоюродный дядя Мират Ахметшарифович, свыше 20 лет работавший секретарем по идеологии Абзелиловского райкома КПСС, впоследствии 16 лет возглавлявший там же райком КПРФ, я и мой старший сын выехали в Челябинскую область.

 

Приехали в деревню Бажикаево к Гайнур Хабировне Журавель, адрес которой дала ее младшая сестра, проживающая в Учалинском районе, а сын был студентом Сибайского института (филиала Баш ГУ), где мы и познакомились. Там нас уже ждали: сама Гайнур, ее сын Руслан и сестра Магинур, дедом которых был Ишмурза Бикметов.

 

Все они слышали, что их прапрадедом был Давлетша, а именно от которого его сына произошли, не знали точно. Известно, что их дядя Нигматжан работал на Башкирском телевидении, являлся там секретарем парторганизации, был автором учебника по башкирскому языку, книг по внеклассному чтению, юморесок. В ходе нашей исследовательской работы выяснилось: потомков Ишмурзы, который скорее всего был одним из внуков Давлетши, проживает около сотни человек.

 

На следующий день мы посетили Ново-Курманово, куда в 1959—1961 годах были переселены жители старой деревни (она пострадала от радиации при взрыве на комбинате «Маяк»), располагавшейся на берегу реки Теча. Встретились с Абдрафиком Бикметовым, дед которого, Якуп, был сыном Гиляжетдина — сына Давлетши. Его дядя Ибрагим работал журналистом в газете «Совет Башкортостаны», дядя Абделхак был министром Башкирской АССР по пищевой промышленности, затем — министром угольной промышленности.

 

Сам Абдрафик Бикметов всю жизнь проработал в колхозе бригадиром. Являясь участником Великой Отечественной войны, в возрасте 90 лет сохранял ясную память. Абдрафик-бабай дал в г.Челябинске адрес и телефон Файзани Мансуровича Бикметова, 1922 года рождения, ветерана ВОВ, бывшего учителя, директора школы. Его отец Мансур также был педагогом, во время гражданской войны партизанил против генерала Даутова. А уже отец того, Мавлявимахмутдин, как раз был сыном Давлетши и являлся старшиной Буринской волости.

 

Сын Файзани, Рауф, работает инженером-строителем, живет в г.Уфе. Вот уж кто много лет занимается составлением родословной Бикметовых! Он дотошно работал в архивах г.Уфы, г.Перми, г.Шадринска. Познакомились мы с ним летом 2007 года в селе Аскарово у Мират-агая Бикметова. Будучи в Челябиской области, оставили заметки в Аргаяшской и Кунашакской районных газетах, в редакции Челябинской областной газеты «Уралым» на башкир¬ском языке.

 

На статью «Где вы, потомки кантона Бикметова?» отозвался Тафтеев Ибатулла Тафтеевич, 1915 г.р., который проживал в поселке Лесное Кунашакского района Челябинской области. Он был очень уважаемым человеком в районе, всю жизнь проработал на секретном военном объекте, возглавлял партийную организацию.
Мы приехали туда летом 2008 года, но, к сожалению, уже не застали его — он умер за 47 дней до нашего приезда. Как рассказывают его жена и дети, очень радовался, узнав, что отыскались родственники, и все ждал нашего приезда...

 

Тем же летом посетили в Челябинске еще одну семью — внука Давлетши по материнской линии — Зинтяпова Фазуллу. После войны он, услышав, что на юго-востоке Башкортостана живут Бикметовы, продал корову, чтобы иметь деньги на поездку, и приехал в Учалы, затем в г.Магнитогорск и два-три дня ходил по магнитогорскому базару в надежде что-либо разузнать. Ему повезло — встретился с зятем Бикметовых, живущим в селе Аскарово. С тех пор он до самой смерти общался с родственниками в Абзелиловском и Баймак¬ском районах. Сейчас в г.Челябинске проживает его внук Зариф и другие родные. Так вот, у Зарифа есть записи деда, сделанные 26 мая 1948 года, где названы еще 4 поколения Бикметовых старше Саитягафара (отца Давлетши). Вот их имена: Давлетша—Саитягафар—Бикмухамет—Акбикмет—Баймухамет—Рахмангул.

 

Из г.Челябинска мы отправились на то место, где прежде находилась деревня Курманово. Она располагалась на обеих берегах реки Теча на площади где-то 500 гектаров. Раньше там было 1100 дворов, 4 мечети, 4 кладбища. То есть это было громадное поселение в семь-восемь тысяч жителей. Нашей главной удачей, если уместно в данном случае так выразиться, было то, что мы нашли могилу Давлетши-кантона (ее знали Рауф и его брат Фуат, сыновья Файзани Мансуровича). Спустя почти 150 лет со дня его смерти, мой сын Тагир прочел аят у могилы далекого предка.

 

Возвращались в г.Сибай через г.Чебаркуль Челябинской области, где живет другой двоюродный дядя — Бикметов Салават Ахмадуллович. А сопровождали нас до Чебаркуля Зариф Зинтяпов, Фуат и Рауф Бикметовы.
Сейчас Бикметов Рауф снова работает в архивах, выискивая остальных родственников, и, может быть, узнает что-нибудь и о других предках. Тогда шежере вберет в себя уже 12 поколений Бикметовых.

 

— Какие чувства испытали лично, работая над составлением древа? Как отнеслись родственники к Вашему увлечению?

 

— Ни с чем не сравнимое, большое удовлетворение, потому что многочисленные мои родственники благодарили за труд, за память. У меня и у моих близких нет такого понятия, как зависть, они все старались мне помогать.

 

— Что еще открыли для себя, работая над родословной?

 

— Раньше иногда сам себе удивлялся, почему с юных лет сверстники, а затем сослуживцы в армии, люди, с которыми я впоследствии работал, слушались меня. Не хвастовства ради, но скажу: никогда не повышаю голоса, не сквернословлю. Сейчас думаю, что это действуют мои гены. Без видимых усилий я могу «перекричать» многосотенную толпу.

 

Был такой случай. В колхозе имени Салавата проводили сабантуй, и вдруг заглох двигатель, от которого работали микрофоны. Инспектор отдела кадров, человек могущего телосложения, на две головы выше меня, прекратил читать решение правления колхоза, т.к. его голос не был слышен. Тогда я взял у него этот документ и без большого напряжения довел его содержание до сотен собравшихся.

 

— Что посоветуете тем, кто задумывается также о создании шежере? Какими качествами должен обладать начинающий «следопыт»?

 

— Главное — не бояться трудностей и постараться привлечь к этому наиболее активных своих родственников, по-настоящему суметь заинтересовать их.

 

Приведу пример. В 2007 году в г. Сибае проводился праздник шежере знатных его жителей. Лицею «Ирандык», расположенному в старом здании школы-интерната, было поручено провести такой вечер в память о почетном гражданине города, бывшем директоре педучилища, командире эскадрона Башкирской кавалерийской дивизии Мамбеткулове Бадри Мужавировиче, который был родным братом моей матери Шамсиямал Мужавировны Бикметовой.

 

В лицее меня попросили заняться этим хлопотливым делом, поскольку имею опыт проведения подобных мероприятий. Времени было в обрез, поэтому в лицей быстро собрали тех родственников, кто имеет активную жизненную позицию. Это и 83-летняя Гаухар-апай Султанова, сестра Бадри Мужавировича, ее дочь Гульшат, Мамбеткулов Рафкат Нуриевич, Мамбеткулов Ильдар Мухтарович, Нурия Фитратовна Исянбаева из г.Сибая, Мидахат Аухадиевич Сафаров и Асхат Аухадиевич Мамбеткулов из села Темясово. Нам помогли историк и краевед Утягулов Рамазан Исмагилович, из г.Уфы сестра Бикметова Римма Нигаматовна и другие.
На праздник собрались 164 человека! Каждый внес посильную лепту в память о знатном родственнике, и шежере провели на очень высоком уровне. Потом все вместе летом 2007 года еще раз собрались в селе Темясово — малой родине Мамбеткуловых.

 

— Как Вы сами считаете, не дань ли это моде? Не пропадает ли со временем интерес к ней? Что сделать, чтобы в молодых людях поддерживать этот возродившийся интерес?

 

— Действительно, 70 лет при советском строе наш народ не задумывался о своих корнях. Только после начала перестройки демократические преобразования в стране позволили безбоязненно составлять свою родословную. У молодежи эта работа вызывает живой интерес. Когда мы недавно собирались с родными на аят по случаю Курбан-байрам, я предложил летом следующего года собраться в Баймаке и провести шежере-байрам рода Бикметовых. Верите, больше всех обрадовалась именно молодежь.

 

— На Ваш взгляд, имеет ли национальную черту составление своей родословной?

 

— Ни в коем случае. Еще до революции 1917 года каждый русский знал наизусть свою родословную вплоть до седьмого колена, также каждый башкир и татарин знали свое шежере. Вообще, знание истории и своих предков я считаю признаком культуры, интеллигентности, наконец. В генетике запре щаются браки ближе семи поколений, т.к. потомство получается нежизне¬способным и больным. Это тоже необходимо знать молодым.

 

— Сколько листов (ватманов) занимает Ваше шежере? Кто занимался оформлением?

 

— Мое шежере составлено на двух листах ватмана и оформил его Мухамедьянов Рим Хамитович, самодеятельный художник из села Нигаматово Баймакского района. А сейчас, когда добавляется несколько сот родственников, проживающих в Челябинской области, мало будет и 4 листов ватмана. Кстати, многих Бикметовых жизнь разбросала по всей стране — иных выслали в Сибирь в период коллективизации, многие сами уехали в города и на стройки, некоторые изменили свои фамилии. Две племянницы даже проживают в Америке.

 

— Сейчас — век небывалой компьютеризации. Думаете ли Вы переложить шежере на электронный носитель? Какие в этом плане трудности?

 

— Тот самый наш родственник в Уфе, Бикметов Рауф Файзаниевич, как раз и занят сейчас электронным вариантом шежере Бикметовых, у него собралась информация почти на тысячу человек. А ведь, честно говоря, он о нас не знал, мы о нем, и были приятно удивлены тому, что в общем-то параллельно, оказалось, вели с ним шежере. Впоследствии мечтаем втроем — с ним и Бикметовым Миратом Ахметшарифовичем написать книгу.

 

— Сегодня некоторые люди открывают у себя домашний музей, создают «портфолио» для своих детей и внуков. Кстати, дочь известной телеведущей Екатерины Стриженовой поступила в Америке в вуз без экзаменов, благодаря «портфолио», где были собраны все ее школьные успехи. Будет ли в дальнейшем история родословной украшать Ваш дом?

 

— История родословной и сегодня, и в дальнейшем будет украшать наш дом. Моя жена, учительница башкирского языка и литературы Флюра Хабибрахмановна, создала небольшой домашний музей, где очень много информации, старинных предметов и просто интересных вещей.

 

— Что посоветуете в масштабах республики относительно того, чтобы поддерживать у людей такой интерес?

 

— Думаю, что необходимо упростить возможность получения информации в архивах, чтобы не гасить в людях интерес к своему прошлому. А так в целом, в нашей республике сделано очень многое в этом направлении, принят ряд важнейших документов. Людям остается одно — заиметь желание, и все у вас получится.

 

Было и есть в жизни Ирека Бикметова много светлых, солнечных дней. Были и печали, горе, которые с ним уже — навсегда. Свет померк в глазах супругов Бикметовых, когда не стало старшего сына Азата, их главной опоры и надежды, который во многом шел по следам отца, работал директором колхоза, растил троих детей. Нелепая врачебная ошибка лишила жизни молодого семьянина, которому едва минуло за 35… К счастью, есть в семье еще один сын, Тагир, дочь Фатима, три внучки и один внук. Они — продолжение большого рода Бикметовых.

 

«Главное, ребята, сердцем не стареть, песню, что придумали, до конца допеть…». Это строки одной из любимых песен Ирека Нигаматовича. Так что пожелаем ему главного — сердцем не стареть!