СИРАЖИТДИНОВА Н.М. «РОЛЬ ЖАНРОВ БАШКИРСКОГО ФОЛЬКЛОРА В ДУХОВНОМ ВОЗРОЖДЕНИИ НАРОДА»

В последнее десятилетие в гуманитарных науках получило широкое распространение тема взаимоотношения этноса и окружающей среды, этноса и его мировозрения, которая находит яркое отражение и в устном народном творчестве. Объективная картина мира при этом у разных народов или групп запечатлена в образной системе через призму поэтических и мифопоэтических приемов.

 

Связь мировоззрения того или иного народа и устного народного творчества признается и разными учеными. Так, Д.Ж. Валеев писал о том, что «…у народов, длительное время сохранявших кочевые традиции, главной формой закрепления моральных требований выступали эпические сказания, пословицы и поговорки, легенды и предания…» А.С. Мыльников же, исследуя этнические символы славян, а также говоря об их исторической памяти, выделяет два фактора: этнокультурный (этнический) и пространственный (территориальный). А.М. Сулейманов также отмечает, что «…тесно связанные с устным и литературным творчеством других народов, башкирские бытовые сказки вместе с тем отличаются своеобразным стилем, трактовкой сюжетов, образов. Национальное и общечеловеческое в сказочном художественном наследии каждого народа неразделимы. Г.Р. Хусаинова также выдвигает «возможность выявления региональных, межрегиональных общностей стихосложения и поэтического языка сказок, а также конкретно-национальную и региональную специфику сказочных традиций».

 

Как видим, ученые отмечают наряду с общечеловеческими факторами национальный (этнический) и территориальный, как неотъемлемый компонент в создании фольклорной картины мира, выражающаяся в тех или иных жанрах. А будучи исторической категорией, жанр претерпевает определенную эволюцию.

 

Как отмечает А.Н. Киреев, жизнеспособность тех или иных жанров заключается в их насущной повседневной потребности. После Октябрьской революции некоторые жанры народного творчества выпадают из повседневной жизни. Например, сказки, утратившие способность образно отражать действительность. Однако, вместо собственно народных сказок, используя фольклорные традиции, возникают литературные сказки, написанные башкирскими писателями. Например, «Чудесный курай» З. Биишевой, «Дедушка завтра» Г. Байбурина, «Сказка по щучьему веленью» Ю. Гарея, «Золотая капля» Б. Бикбая и др. Кроме этого сказки продолжают жить в детских журналах «Акбузат», «Аманат», в газете «Йэншишма» в творчестве детских писателей и самих детей. В новых условиях заново приобрели творческую жизнь такие жанры, как песни, баиты, мунажаты, такмаки, пословицы, загадки, анекдоты и устные, а в некоторых случаях и письменные рассказы–воспоминания (хәтирәләр).

 

В данной статье хочется отметить лишь некоторые наблюдения по тем жанрам, которым, на наш взгляд, можно проследить сегодня тесную зависимость духовной культуры народа с его общественным сознанием. Так, как отмечал С.А. Галин, кубаиры прекратили свое существование, когда укрепились на башкирской земле феодальные отношения и башкиры перешли на оседлый образ жизни. Однако, прослеживается интересная особенность данного жанра в конце ХХ века – жанр стремится к возрождению. В этом огромную роль сыграли исторические условия, а именно, в связи с развалом СССР, на российскую арену всплеснулась мощная волна национального самосознания народов, проживающих в Российской Федерации. Башкиры, получив независимость во главе с первым Президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым, начали возрождать заново свою национальную бытность. Особую роль в развитии йыйынов сыграла башкирская интеллигенция и ученые-фольклористы, Республиканский Дом народного творчества (клуб «Ак тирма», фольклорные праздники и фестивали и др.) В школах учителя башкирского языка начали практиковать среди учащихся сочинение кубаира, организовывались различного уровня конкурсы. Получила путевку в жизнь идея консолидации, прежде всего, молодых людей вокруг эпоса «Урал батыр» — конкурс на чтение эпоса организуется теперь ежегодно. Говорить о том, что кубаиры прекратили свое существование не совсем корректно. В народе жанр подспудно живет, находится в потаенных уголках памяти, а на стыке переломных моментов в истории народа он возрождается. Поэтому сегодня назрела острая необходимость в творчестве сэсэнов, в популяризации их деятельности. Ведь именно они были духовным энергетическим генератором для нашего народа. Слово, сказанное сэсэном, проникает глубоко в душу человека, теребит его самые тонкие струны. А для широкой пропаганды башкирского фольклора сегодня, как никогда, нужны сэсэны, сказительские школы.

 

Эпические традиции башкирского народа также продолжают сегодня баиты и мунажаты. Жанр баита возникает как душевный отклик в основном на трагические события в жизни конкретного человека или людей. Термин «баит» своим возникновением обязан людям, знавшим классическую поэзию, а в качестве фольклорного жанра – обязан народу. В башкирском баите скрестились признаки различных фольклорных жанров – хыктау, шежере, кубаира, песни.Мунажат (от арабского – преклоняться перед Аллахом, восхвалять его). Это жанр, исполняемый на манер религиозных молитв, носит нравоучительную и воспитательную функции. Обычно мунажаты исполняются во время проведения аятов. Тексты мунажатов, произносимые речитативом, внимательно прослушиваются присутствующими (часто при этом слушатели опускают глаза вниз и немного преклоняют голову), а затем устанавливается некоторое молчание, пауза, далее приступают к обсуждению содержания данного мунажата. Активность баитов и мунажатов объясняется, на наш взгляд, сложившимися в современную эпоху условиями жизнедеятельности человека. Локальные войны ХХ в., расшатывание моральных устоев западными технологиями, пьянство и др. причины, вызывающие бытовые, семейные проблемы, способствуют "возмущению" духа. Люди через мунажаты и баиты выражают свои внутренние чаяния, констатируют упадок морали, призывают жить в согласии с совестью.

 

Неумолима роль и башкирского обрядового фольклора в гармонизации жизнедеятельности человека. К сожалению, глобальная технократизация и пропаганда западного образа жизни привели к тому, что народ утрачивает обрядовую культуру, лишается связи и общения с природой.

 

Башкирская народная песня сегодня звучит с различных сцен. Исполнителями являются как профессиональные певцы, так и редкие народные исполнители. Здесь хочется отметить то, что при анализе лексического состава башкирских народных песен, при анализе смыслов, переплетаемых, в основном, в таком поэтическом приеме как психологический параллелизм, обнаруживается тонкая народная мифопоэтика. Она и создает искусность и гармонию песни. Так, из проведенного нами анализа песен, на первое место выдвигается лексический материал, относящийся к родной земле и родине (ил). А при построении графики песен (по строфам и слогам) они «дают» рисунок уральского ландшафта, Уральских гор. Поэтому в песнях любого народа, в том числе и башкирских, заложен своеобразный алфавит мира. В башкирских народных песнях он выглядит таким образом: «Космос — Земля — Родина — человек — любовь — тоска — смерть».

 

Фольклор, его жанры, дошедшие до нас и живущие в настоящее время — это жемчужина духа народа, своего рода откристаллизованная информация о бытие, которую нужно не только изучать, но и широко пропагандировать. Между тем, такие направления как изучение фольклора башкирского народа в школах и вузах оставляет желать лучшего: малое количество часов не позволяет вникнуть не только в сюжетно-композиционную структуру фольклорного текста, но и вникнуть в суть того или иного жанра, понять его истоки и значение, ощутить "код" информации. В целях популяризации фольклора хотелось бы предложить преподавать фольклор не только на филологических факультетах, музыкальных отделениях, но и специальностей других направлений, не имеющих, казалось бы, отношения к гуманитарным наукам. Интегрированный подход к преподаванию дисциплин помогло бы усилить духовную сторону обучения, которую фольклор и помогает формировать.

 

Таким образом, жанры башкирского фольклора — это своеобразная духовная призма материального мира, отображающая общественное сознание народа и являющаяся индикатором исторического процесса.